22:33 

what a story, Mark

Последние несколько месяцев меня мучает тот факт, что, несмотря ни на что, я не могу забыть А. Если быть максимально точной и честной, это сидит в моей голове с того самого памятного 2012 года. Что бы со мной ни случалось после - учеба, отношения разной степени счастливости, танцы, рисование - все это не может полностью выгнать его из моей головы.
В последнее наше расставание я разрушила все сама, и я знаю, что это было самым правильным решением. На тот момент мне даже казалось, что мне удалось полностью разочароваться в этом человеке, однако же.

Позвольте рассказать вам одну историю. Мало кто знает ее, но я все же думаю, что полная ее запись позволит в очередной раз все проанализировать и поискать правых и виноватых.

В темные времена 2010 году, когда мне было 15, мне во всем известной социальной сети написал не знакомый мне мальчик С. с весьма стандартными вопросами, кои задают с целью познакомиться. Мужским вниманием по жизни я избалована не была по причине наличия излишков подкожного жира до определенного возраста потом была ана, обмороки, компульсивы, убитая обменка, но это уже совсем другая история, а посему я искренне верила в неподдельный интерес этого человека ко мне. У нас обнаружилось много общего, он поддерживал меня в какие-то тяжелые моменты, но идти с ним на встречу я отказывалась: в профиле не было ни одной фотографии, а мальчик признался, что старше меня на семь лет. Общались мы достаточно долго: у него появлялись девушки, у меня был период юношеского отрыва и вечеринок, которыми я тщетно пыталась заглушить свое волнение по поводу маячившего где-то впереди поступления и проблем в семье. Среди всего прочего я решила порыться в его друзьях и наткнулась на человека, восхитившего меня до глубины души.
Он потрясающе рисовал, нестандартно выглядел, слушал странную музыку - полный набор "того недоступного мира старших ребят", в котором мне так хотелось оказаться. Я не питала иллюзий по поводу возможности нашего общения, поэтому просто решила следить за его творчеством и восхищаться издалека. В общем, так я узнала о существовании А.
Шло время, наступил 2012 год - время моего первого поступления в ВУЗ. Я мнила себя будущим двигателем науки в технической области и собиралась поступать в заведение, которое как раз в этом году заканчивал С.
Так сложились обстоятельства, что за это время мы с А. и С. стали дружить в одной из соцсетей , подразумевавшей создание коротких заметок с возможностью комментирования. Я была в стрессе, мне хотелось расслабиться и посмотреть глупое кино, но мои друзья и подруги безвылазно сидели дома, пытаясь впихнуть в голову знания, необходимые для сдачи экзаменов. В кино мы пошли с А., позже к нам присоединился С.
Они оказались лучшими друзьями со школы - в иной ситуации жизнь бы их не свела. Максимально разные люди.
Я нервничала и стеснялась, не спала несколько ночей, но все прошло замечательно. Мы виделись еще несколько раз в таком формате, потом стали гулять с А. вдвоем.
От нервов и возбужденно-влюбленного состояния я похудела до 52 кг при росте в 180 сантиметров. Я не могла спать, благо, экзамены были уже позади.
После одной из прогулок с А. случилось то, что должно было случиться. Отношений до этого эпизода у меня не было, следовательно, секса тоже. После замечательной ночи пришло чувство вины: А. сказал мне, что С. в меня влюблен. Я слабо различала такие вещи: я никогда никому не нравилась.
Дальше были истерики, неловкие разговоры, попытки наладить разрушенную дружбу. Я уехала в Питер, оставив все средства связи в Москве.
Ночью на Невском я познакомилась с чудесным парнем, разделявщим мои музыкальные предпочтения. Решение пришло ко мне на одной из питерских крыш, на которую он меня отвел: следуй за своим сердцем.
С С. мне было объясняться предельно больно: он повел меня на танцы, вытащившие меня из депрессии, рассказывал потрясающие вещи о физике и математике, вложил в меня много сил, но сделать это все равно пришлось. Он не принял моего выбора.
С А. мы провстречались 3 месяца. Я похудела до 50, потому что статус находящихся в отношениях людей ничего не изменил: мне эти встречи раз в неделю нужны были больше, и инициатором их всегда выступала я. В итоге я поняла, что приняла неверное решение и разорвала отношения, приносившие мне одни лишь страдания.
С С. мы протянули 2 месяца, после чего ударившая мне в голову моча заставила меня и от него уйти. Сразу же подоспела моя лучшая подруга, готовая его утешить, а он и не был против.
А потом я осознала, что мне нужен этот человек. Просто нужен и все. Дальше было два года - рекордный для меня срок.
Спустя несколько месяцев я узнала, что во время наших "встречаний" у А. была девушка. Я знала ее, потому что он водил ее с нами на прогулки. Я оборвала общение, как и С., чувствовала себя преданной, снова - некрасивой и неинтересной. Забегая вперед, скажу, что на протяжении года я думала, что со мной было не так, еще года - как принять то, что у этого не было причины. Первое время мне казалось, что С. меня поддерживал и разубеждал.
Проблемы начались спустя год. Я упорно не хотела признавать, что человек думает только о себе. Он пообещал съехаться со мной (мои проблемы в семье продолжали прогрессировать), но оказалось, что обещание было пустым. Через пару месяцев секс стал происходить раз в неделю при условии сожительства (у МЕНЯ дома), он целыми днями играл, даже не садясь за кандидатскую. Вся работа по дому была на мне и на моей маме. Летом был совместный отпуск, планирование которого полностью легло на мои плечи. С. не смог даже вовремя приехать на вокзал. Вместо облегчения после тяжелых месяцев работы, на которую я пошла, чтобы на этот отпуск заработать, я получила только еще больше нервов.
Зимой случился кризис. Я практически не выходила из дома два месяца, сидя за учебниками и не видя друзей, сходя с ума от постоянного присутствия человека, с которым мне больше не о чем говорить, преподавателей, делавших вид, что не узнавали меня, хотя в группе три девушки, а я была на всех парах, нагонявших тоску предметов, постоянно кричащей матери и свалившейся на меня ответственности. Я чувствовала себя так, словно уже 20 лет нахожусь в крайне бедном и несчастливом браке.
На Новый Год С. запретил мне пригласить моих друзей (напоминаю, в МОЮ квартиру), так как считал их всех отвратительными необразованными наркоманами совершенно беспочвенно, надо сказать. Праздник я встретила безумно уныло; когда он уснул, я тихо плакала еще несколько часов.
В январе случился первый приступ аутоагрессии: С. его застал. Я не помню, как мне в голову пришла идея взять лезвие, помню только, какую ненависть испытывала по отношению к самой себе. С. вошел в комнату, в которой это происходило, равнодушно посмотрел на меня и, сказав: "Посмотрите, она еще и плачет" ушел смотреть телевизор.
Каждое утро, просыпаясь в институт, я была уверена, что этим вечером я наконец-то умру. Я ходила по дорогам, не оглядываясь, я резала себя, и у меня снова пропал аппетит.
Волей случая мы оба оказались в одной компании с А. С. говоил мне, что не против возобновить с ним общение, что срок этой обиды давно прошел. Я неизменно отвечала, что у меня есть гордость, и что я этого не позволю.
А тут как щелкнуло.
Я, моя подруга, С. и А. Пьяные в кашу - в моей квартире. А. говорит, что той девушки не было во время наших отношений - как бы он себе это позволил? Он держит меня за руку, мы валяемся и слушаем пласибо.
С. ведет себя как обычно - ноет и занудствует, говорит, что пора идти спать. Я сдаюсь. И тут впервые понимаю, что меня трясет от его прикосновений. Я дождалась, пока он уснет и пошла будить подругу. Она упорно не откликалась, и я пошла к А.
Первый раз за год я почувствовала, что меня понимают. Что то, что я говорю, важно, и что мне хотят помочь. Я говорю о своем кризисе, говорю, что мне чудовищно скучно так жить, что я умираю внутри себя. Он говорил, что так бывает, когда ты взрослый. Что единственное, что ты можешь - это найти более-менее теплое рабочее гнездышко, где тебе будут сколько-то платить и не очень сильно требовать. Что никто не самореализовывается до конца, и что мне в любом случае будет скучно - я просто такая, не могу долго терпеть кого-то рядом. Я плакала, мы целовались, а С. мирно спал за стеной.
Через пару дней стало ясно, что с А. нам стоит поговорить. Я не знала, что делать, была в тупике.
Он предложил поехать к нему.
Буду честной: я знала, чем все закончится. Не знаю, почему я сразу не поговорила с С.
Но я поехала и у меня появилось лучшее воспосинание в моей жизни. Мы принимали какие-то наркотики, обнимались, занимались сексом и слушали бессмысленный панк.
Наутро он донес меня до кухни, завернув в одеяло, вручил кружку дымящегося кофе и разогрел вчерашнюю пиццу. Поинтересовался, что я чувствую и что планирую делать дальше.
Мы договорились, что никаких серьезных отношений у нас не будет - однако проводить время вместе мы оба были настроены. Ответственность - это тогда не очень про меня было, я была счастлива, что наконец-то смогу избавиться от тяготившего меня практически семейного груза.
Приехав домой, я выставила С. за дверь. Я впервые посмотрела на него разумным взглядом, увидела банальнейшие провокации, капризы, эгоизм и лень, желание стагнировать и отсутствие - выходить из зоны комфорта. Я не стала говорить про А. - из чисто альтруистических позывов, разумеется: я до сих пор чувствовала вину за их разрушенную дружбу.
С. принялся делить наших общих друзей. Говорил про меня гадости, выставляя напоказ грязное белье, совершенно забыв о том, что белье это принадлежит не только ему. Я терпела, зная, что рано или поздно это закончится. Как-то он пожелал мне "построить что-нибудь свое", когда я сказала, что буду продолжать видеться с людьми, с которыми плотно контактировала два года, а им не повезло оказаться его друзьями.
Я решила уйти из института и поступить в дизайнерский колледж. Посещала курсы, каждый день пила. Ничего, кроме алкоголя, калорий в мой организм не приносило: я снова начала неконтролируемо худеть. Я не могла сказать матери о своих намерениях, так как немедленно оказалась бы на улице, но выхода у меня не было. После серии разговоров с ней, провожания в институт под конвоем и контроля всего моего свободного времени, случился самый сильный приступ аутоагрессии, после которого была больница и психиатр, поставившая букет психических расстройств и настаивавшая на последующей госпитализации. После первого же разговора она сказала, что говорить следует не со мной, а с матерью, являющейся причиной всех этих самых расстройств.
А. особенно не участвовал в моей жизни: мы так же виделись раз-два в неделю, я старалась не снимать длинный рукав. Он улыбался и говорил "до скорого" сам звал меня гулять, и мне казалось, что жизнь пошла на лад. Тогда же я выяснила, что результаты моих ЕГЭ все еще действительны в этом году.
А потом что-то случилось. Я до сих пор не знаю, что, но что-то. Он перестал писать, отвечал односложно, если вообще отвечал. После особо взбесившего меня раза я поняла, что это все.
Снова алкоголь, к алкоголю прибавились беспорядочные половые связи, которые мне быстро наскучили. Бросила антидепрессанты, потому что под ними не ощущала вообще ничего, еле ходила, пить было запрещено, а рисовать под ними не выходило решительно ничего.
Стала общаться с противоположным полом и налаживать общение с окружающим миром, и черт меня занес на те самые танцы, на которые меня в свое время привел С. Естественно, мы там столкнулись. Естественно, он наговорил мне гадостей. Естественно, я рассказала ему правду, меня ведь больше ничего не сдерживало. Я бы сказала, что виноваты эмоции, но я сделала это совершенно сознательно. Первый раз за долгое время я смогла дать кому-то отпор. Его вытягивающееся лицо до сих пор стоит у меня перед глазами, и когда я думаю об этом, меня распирает смех.
Заставить С. понять, что никто не будет терпеть его дольше меня. Что у него нет друзей, так как почти все они знали, что произошло, но ни один ему не сказал, и, что самое главное: во всем этом виноват только он сам. Снова отобрать у А. лучшего друга, по поводу потери которого он переживал. Просто потому что нельзя отмахиваться от меня, как от назойливой мухи. Я больше не шеснадцатилетняя школьница и не потерплю пренебрежения.
Потом было четыре часа выноса мозга с предложениями поехать в отель и "ну я куплю тебе выпить". Я разложила человеку по полочкам все его проблемы, разжевала, почему случилось то, что случилось, сказала, что не держу на него зла и предложила бесплатную психологическую помощь.
Он со всем согласился, но от помощи отказался. Напоследок я сказала ему, что очень хочу, чтобы он когда-нибудь построил что-то, что не развалится как карточный домик от моего легкого вздоха.
Потом осмелел в интернете и стал поливать меня нечистотами. Все его друзья предпочти общаться со мной. Потому что я молчала обо всем этом и не требовала между нами выбирать, а он называл всех женщин мясными дырками и отталкивал от себя тех немногих, что головы были его терпеть. Что ж, так тому и быть.
Позже общая знакомая (на этот раз другая) сообщила, что С. трепется об этом инциденте направо и налево (что неудивительно), а у А. уже довольно давно имеется девушка (это даже не смешно).
На встрече одноклассников в мае меня накрыло первый раз к сожалению, не единственный. Я не ожидала, я правда была уверена, что все прошло. Но какого-то черта меня все равно тянет к явно не заинтересованному во мне человеку. Бывший на встрече Ф. утешал меня и слушал тот поток бреда, что я несла, пьяная и заплаканная. А потом просто решил все мои проблемы.
Кроме одной.
Я наглухо ебанутая.
Мне нужна эта штучка для стирания памяти из MIB.

@музыка: Blue October - Say It

@темы: кулстори, длиннопост, вся вселенная

URL
   

На_вырост

главная